Иродиада 03.07.2013

Иродиада

«Ибо Ирод, взяв Иоанна, связал его и посадил в темницу за Иродиаду, жену Филиппа, брата своего, потому что Иоанн говорил ему: не должно тебе иметь ее. И хотел убить его, но боялся народа, потому что его почитали за пророка. Во время же празднования дня рождения Ирода дочь Иродиады плясала перед собранием и угодила Ироду, посему он с клятвою обещал ей дать, чего она ни попросит. Она же, по наущению матери своей, сказала: дай мне здесь на блюде голову Иоанна Крестителя. И опечалился царь, но, ради клятвы и возлежащих с ним, повелел дать ей, и послал отсечь Иоанну голову в темнице. И принесли голову его на блюде и дали девице, а она отнесла матери своей» (Мф. 14:3–11).

Иродиада (ок 15 г. до н.э. — после 39 г. н.э.) — дочь Аристобула, сына Ирода Великого. Была выдана замуж за своего дядю Ирода Филиппа Боэта, и у них родилась дочь Саломия. Филипп Боэт, лишенный наследства, был вынужден жить на содержании у римского кесаря Тиберия. Когда будучи в Риме, к ним в дом заехал четверовластник Ирод Антипа, то она не раздумывая согласилась стать его женой — женой брата своего мужа вопреки иудейскому закону (Лев. 18:16, 20). При этом она поставила условие, что Ирод Антипа заточит свою первую жену, дочь царя Ареты, так как не желала быть второй женой и делить власть.

«Около этого времени царь каменистой Аравии Арета и тетрарх поссорились между собою по следующей причине: Ирод был давно уже женат на дочери Ареты. Во время одного путешествия в Рим он заехал к своему сводному брату Ироду, который родился от дочери первосвященника Симона. Влюбившись в жену брата, Иродиаду (она была дочерью их общего брата Аристобула и сестрою Агриппы), он рискнул предложить ей выйти за него замуж. Иродиада согласилась и сговорилась с ним войти в его дом, когда он возвратится из Рима. При этом было условлено, что Ирод прогонит дочь Ареты. После этого тетрарх отплыл в Рим, заключив вышеуказанный договор» (Иосиф Флавий, Иудейские древности, кн. 18, гл. 5:1).

Жена Ирода Антипы, узнав о коварном предательстве мужа, бежала к своему отцу, царю Арете. Она рассказала ему о намерении Ирода, и царь Арета решил начать войну со своим зятем. В битве, последовавшей за этим, войско Ирода было уничтожено. Ирод сообщил императору Тиберию о происшедшем, и тот разгневался на образ действий Ареты, приказав Вителлию представить ему Арету либо живым в оковах, либо прислать его голову.

«Когда же он, по исполнении в Риме всего нужного, собирался вернуться домой, жена его, без его ведома успевшая разузнать все о его условии с Иродиадою, просила разрешения уехать в Махерон, находящийся как раз на границе владений Ареты и Ирода, причем никому не сказала о цели этой своей поездки. Ирод согласился, не предполагая, что жене его что-либо известно. Последняя между тем заранее послала в Махерон к начальнику, поставленному там ее отцом, просьбу приготовить все к дальнейшему путешествию. Затем она явилась сама и поехала тотчас же в Аравию, причем арабские князья последовательно сопровождали ее, пока она (довольно скоро) не приехала к отцу своему. Ему она рассказала о намерении Ирода.

Арета на основании этого решил начать войну со своим зятем, именно на границах Гамалитиды. Собрав войска, обе стороны вступили в борьбу, причем вместо Ареты и Ирода сражались их военачальники. В происшедшей тут битве все войско Ирода было уничтожено, благодаря измене нескольких перебежчиков, которые примкнули к Ироду, принадлежа собственно к числу подданных тетрарха Филиппа. Ирод отписал об этом Тиберию. Император разгневался на образ действий Ареты, послал Вителлию приказ объявить ему войну и представить ему Арету либо живым в оковах, либо прислать ему его голову» (Иосиф Флавий, Иудейские древности, кн. 18, гл. 5).

Но народное возмущение преступным браком Ирода продолжало расти. Проповедь Иоанна Крестителя, обличавшая преступную связь Ирода с Иродиадой (Мф. 14:3–4) встретила одобрение в народе и еще больше озлобила Иродиаду. Она настояла на том, чтобы Иоанн Креститель был арестован и заключен в крепость Махерон. Убить пророка Ирод не решался даже по настоянию Иродиады. Когда же Ирод обещал Саломии выполнить любую ее просьбу, за то, что ублажила его и всех присутствующих танцем на его дне рождения, то Иродиада, воспользовавшись этим, велела дочери просить голову Иоанна Предтечи.

«Некоторые иудеи, впрочем, видели в уничтожении войска Ирода вполне справедливое наказание со стороны Господа Бога за убиение Иоанна. Ирод умертвил этого праведного человека, который убеждал иудеев вести добродетельный образ жизни, быть справедливыми друг к другу, питать благочестивое чувство к Предвечному и собираться для омовения. При таких условиях (учил Иоанн) омовение будет угодно Господу Богу, так как они будут прибегать к этому средству не для искупления различных грехов, но для освящения своего тела, тем более, что души их заранее уже успеют очиститься. Так как многие стекались к проповеднику, учение которого возвышало их души. Ирод стал опасаться, как бы его огромное влияние на массу (вполне подчинившуюся ему) не повело к каким-либо осложнениям. Поэтому тетрарх предпочел предупредить это, схватив Иоанна и казнив его раньше, чем пришлось бы раскаяться, когда будет уже поздно. Благодаря такой подозрительности Ирода Иоанн был в оковах послан в Махерон, вышеуказанную крепость, и там казнен. Иудеи же были убеждены, что войско Ирода погибло лишь в наказание за эту казнь, так как Предвечный желал проучить Ирода» (Иосиф Флавий, Иудейские древности кн 18 гл. 5)

Когда брат Иродиады Агриппа, сдружившись императором Гаем Калигулой, стал правителем тетрархии Филиппа и Лисания, вернувшись в славе в Палестину, его сестра в зависти стала требовать от Ирода Антипы, чтобы тот обратился к кесарю с просьбой о титуле царя. И как не противился Ирод, вынудила его отправиться в Рим.

«Между тем сестра Агриппы, Иродиада, бывшая замужем за тетрархом Галилеи и Переи Иродом, стала завидовать могуществу своего брата, видя, что он занимает гораздо более высокое положение, чем ее муж, и вернулся, покрытый почетом и богатый, тогда как ему некогда пришлось спасаться бегством от кредиторов. Она печалилась и сердилась при такой перемене в положении брата, особенно же она была недовольна, когда видела Агриппу в царском облачении разъезжающим по улицам. Тут она не была в состоянии скрыть свое неудовольствие и зависть и уговаривала мужа отправиться в Рим и добиться там подобных же почестей. Она указывала на то, как трудно жить ей, если Агриппа, сын некогда казненного родным отцом своим Аристобула, человек, впавший в такую нужду, что люди из сострадания изо дня в день доставляли ему все необходимое для жизни, человек, уехавший от своих кредиторов, теперь вернулся домой царем, тогда как Ирод, сын царя, которому самое происхождение дает право на занятие такой высокой должности, сидит себе спокойно дома, оставаясь частным человеком. «Если ты, Ирод,- говорила она,- раньше не огорчался тем, что занимаешь положение ниже отца своего, то теперь по крайней мере воспользуйся своим царским происхождением и не оставайся позади человека, который пользовался твоими деньгами; не допускай, чтобы он добился своею бедностью большего, чем мы, так как мы можем многого достигнуть при помощи нашего богатства; стыдись быть ниже тех, кто вчера еще и позавчера жили благодаря твоему состраданию. Поедем в Рим и не будем щадить ни труда, ни денег, потому что нисколько не лучше копить деньги, чем добиться с помощью их царского престола.

Ирод настойчиво отклонял это предложение, любя свой покой и подозрительно относясь к шумной римской жизни. Иродиаду он старался отговорить от ее намерения. Ввиду этого последняя, однако, еще более приставала к нему, настаивая на том, что необходимо пустить в ход все, чтобы добиться царского престола. Она не раньше успокоилась, чем склонила его на свою сторону; впрочем, он не умел ей ни в чем отказать и подчинялся ее решениям. Итак, он приготовился к отъезду, который обставил всевозможною пышностью, не щадя для этого денег, и отправился в Рим в сопровождении Иродиады. Лишь только Агриппа узнал об их намерениях и приготовлениях, как и сам принял свои меры. Узнав об их отъезде, он отправил в Рим Фортуната, одного из своих вольноотпущенников, которому вручил подарки для императора, а также письмо, направленное против Ирода» (Иудейские древности кн. 18, глава 7:1-2).

В результате доноса и интриг Агриппы Ирод Антипа был сослан в Галлию в город Лугдунум (совр. Лион). Император Гай Калигула, узнав, что жена Ирода — родная сестра Агриппы, хотел оставить ей все личные средства и освободить от ссылки, но та отказалась, и разделив тяготы ссылки с Иродом Антипой, умерла в Галлии.

«Узнав, что Иродиада сестра Агриппы, император вернул ей ее личные средства и, полагая, что она не захочет разделить печальную участь своего мужа, сказал, что отныне защитником ей будет брат ее. Однако Иродиада ответила на это: "Государь! Ты великодушно и милостиво предложил мне исход, но мне мешает воспользоваться милостью твоею моя преданность мужу: я, разделявшая с ним все, когда он был счастлив, теперь не считаю себя вправе бросить его при перемене судьбы". Император рассердился на нее за это великодушие и приговорил ее к ссылке вместе с Иродом. Имущество ее он предоставил Агриппе. Такое наказание постигло Иродиаду от Господа Бога за ее зависть к брату и за то, что она легкомысленно уговорила мужа, а он ее послушался» (Иосиф Флавий, Иудейские древности, кн. 18, глава 7:2).


Поль Делярош. Иродиада. 1843.
www.wikipaintings.org

Наверху: Иван Крамской. Иродиада. 1884.
www.wikipaintings.org


Возврат к списку

 

Покровский храм
Деятельность
Мастерские
Инфоториум
Новости
Контакты