Пасха иудейская (праздник опресноков) 07.09.2013

Пасха иудейская (праздник опресноков)

«Приближалась Пасха Иудейская, и Иисус пришел в Иерусалим и нашел, что в храме продавали волов, овец и голубей, и сидели меновщики денег. И, сделав бич из веревок, выгнал из храма всех, также и овец и волов; и деньги у меновщиков рассыпал, а столы их опрокинул» (Ин. 2:13–16).

«В первый день опресноков, когда заколали пасхального агнца, говорят Ему ученики Его: где хочешь есть пасху? мы пойдем и приготовим. И посылает двух из учеников Своих и говорит им: пойдите в город; и встретится вам человек, несущий кувшин воды; последуйте за ними куда он войдет, скажите хозяину дома того: Учитель говорит: где комната, в которой бы Мне есть пасху с учениками Моими? И он покажет вам горницу большую, устланную, готовую: там приготовьте нам. И пошли ученики Его, и пришли в город, и нашли, как сказал им; и приготовили пасху. Когда настал вечер, Он приходит с двенадцатью. И, когда они возлежали и ели, Иисус сказал: истинно говорю вам, один из вас, ядущий со Мною, предаст Меня. Они опечалились и стали говорить Ему, один за другим: не я ли? и другой: не я ли? Он же сказал им в ответ: один из двенадцати, обмакивающий со Мною в блюдо. Впрочем Сын Человеческий идет, как писано о Нем; но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы тому человеку не родиться. И когда они ели, Иисус, взяв хлеб, благословил, преломил, дал им и сказал: приимите, ядите; сие есть Тело Мое. И, взяв чашу, благодарив, подал им: и пили из нее все. И сказал им: сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая. Истинно говорю вам: Я уже не буду пить от плода виноградного до того дня, когда буду пить новое вино в Царствии Божием. И, воспев, пошли на гору Елеонскую» (Мк. 14:12–26).

Пасха иудейская праздновалась на 14-й день весеннего месяца нисана. Установлено празднование Богом в воспоминание того, как Господь вывел Свой народ из египетского рабства. Накануне последней из десяти казней египетских — поражения первенцев — Бог повелел евреям заколоть агнцев,  их кровью намазать дверные косяки, а мясо испечь и съесть в ту же ночь. В ночь 14 нисана Бог „прошёл мимо“ (пасах) отмеченных домов евреев и они были спасены, в остальных же домах погибли все первенцы (Исх.12). На этот праздник все иудеи старались прийти в Иерусалимский храм. Пасха отмечалась ритуальной трапезой, в течение 7 дней после Пасхи евреи должны были есть только пресный хлеб, соблюдать покой от всякой работы и совершать священное собрание в 1-й и 7-й дни. Кровью жертвенного агнца помазывали косяки и перекладины дверей в домах, где совершались трапезы; мясо жертвы, приготовленное на огне, съедалось в ту же ночь с пресным хлебом и горькими травами (Исх. 12:7–8).

Иудейская пасхальная трапеза была трапезой благодарения, которая совершалась в память об освобождении по особому ритуалу. Вкушение пищи и вина чередовалось с чтением молитв, с повествованием из священной истории предков и с пением псалмов в установленном порядке. Вот как описывает иудейскую пасхальную трапезу Николай Дмитриевич Успенский, литургист, преподаватель Ленинградской консерватории, профессор Ленинградской духовной академии (Н.Д.Успенский. Тайная Вечеря и Трапеза Господня):

«Каждому участнику вечери сначала подавался бокал с вином, разбавленным водой, и всякий читал над своим бокалом „барах“ (barach). Так назывались у евреев краткие молитвословия, начинающиеся словом „благословен“: „Благословен Ты, Господи, Боже наш, Царь вселенной, создающий плод лозы“. Но прежде чем начать пить благословенные таким образом бокалы, все выслушивали пасхальный „киддуш“ (kiddousch), который произносил хозяин дома или старший из сотрапезников: „Благословен Ты, Господи Боже наш, Царь вселенной, избравший нас из всех народов и возвысивший нас над всеми язычками и освятивший нас Своими заповедями. Ты дал нам, Господи Боже наш, с любовию празднества на веселие, праздники и праздничные времена на ликования и сей день праздника опресноков, время нашего освобождения, священное собрание, в память исхода из Египта. Ибо нас Ты избрал и нас освятил из всех народов, и святые празднества Твои Ты дал нам с любовию и благоволением на радость и ликование. Благословен Ты, Господи, освящающий Израиля и праздничные времена“. По прочтении киддуша выпивали вино.

На стол подавались опресноки, латук (горькие травы) и харосет (салат из миндаля, орехов, фиг и всевозможных фруктов). Глава семьи над каждым блюдом читал барах, как это полагалось делать всегда перед вкушением пищи. Благословения начинались фразой, подобно произнесенной над вином: „Благословен Ты, Господи Боже наш, Царь вселенной“, а конец их изменялся соответственно благословляемому блюду „выводящий хлеб от земли“ (над опресноками); „создающий плод земли“ (над овощами); „создающий плод дерева“ (над харосетом). При существовании храма подавался ещё жареный ягненок — пасха, и в таком случае старший читал: „Благословен Ты, Господи Боже наш, Царь вселенной, Который освятил нас Своими заповедями и заповедал нам вкушать пасху“. Старший давал каждому пучок латука, и тот ел его, обмакивая в харосет. После закуски мыли руки, и далее следовала собственно пасхальная трапеза. Вторично наливались бокалы.

Старший из сотрапезников или глава семьи поднимал блюдо с опресноками и говорил: „Это хлеб страданий, который ели отцы наши в земле Египетской“. Потом он разламывал один из опресноков пополам и одну часть откладывал в сторону, где она должна была лежать до конца вечери. Ее называли „афикоман“ (aphicoman). Эту часть полагалось оставлять на случай прихода нищего или путника, согласно заповеди Моисея: „И веселись пред Господом, Богом твоим, ты и сын твой и дочь твоя, и раб твой и раба твоя, и левит, который в жилищах твоих, и пришелец и сирота и вдова, которые среди тебя, на месте, которое изберет Господь, Бог твой, чтобы пребывало там имя Его. Помни, что ты был рабом в Египте, и соблюдай и исполняй постановления сии“ (Втор. 11–12). Вторую часть преломленного опреснока глава семьи оставлял себе, а прочие опресноки раздавал сотрапезникам.

Тогда младший сын или сотрапезник спрашивал старшего о том, почему в эту ночь полагается такой необычный стол, едят только пресный хлеб, и овощи только горькие, и мясо подано только жареное? Это была инсценировка, которой талмуд предписывает учить ребенка в виду предстоящего праздника пасхи. Делалась она согласно заповеди Моисея: „И когда скажут вам дети ваши: „что это за служение?“, скажите: „это пасхальная жертва Господу, Который прошел мимо домов сынов Израилевых в Египте, когда поражал египтян, и домы наши избавил“ (Исх. :26-27). Отец в ответ говорил "хаггаду" — речь, в которой он рассказывал о чудесном избавлении евреев от рабства египетского и о благодеяниях Божиих, явленных Своему народу. Речь была импровизированной, но окончание ее было традиционным: „Посему мы должны благодарить, восхвалять, славить, возвеличивать, возвышать, почитать, благословлять, прославлять и воспевать Того, Кто сотворил нашим предкам и нам все эти чудеса: Он вывел нас из рабства на свободу, из печали на радость, из траура на праздник, из тьмы на великий свет, из подчиненности на волю. Да возгласим Ему: Аллилуйя“. При этих словах он поднимал чашу и затем ставил ее на стол. Все вставали и пели „халлел“. По учению раввина Шаммая (I в. до  Р.Х.) пели только 112-й псалом: „Хвалите, отроцы, Господа, хвалите имя Господне“, а по учению раввина Гиллеля (современника Ирода Великого) 112-й и 113-й: „Во исходе Израилеве от Египта“, до слов: „Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему“.

После этого выпивали вино и ели опресноки, обмакивая их в харосет. Потом глава семьи отрывал себе кусок агнца и раздавал куски сотрапезникам. Это было единственное блюдо, которое надлежало съесть без остатков, согласно заповеди Моисея: «Пусть съедят мясо его в сию самую ночь… не оставляйте от него до утра» (Исх. 12:8–10). Этим, собственно, пасхальная трапеза заканчивалась, и участники ее мыли руки.

Глава семьи разламывал афикоман и раздавал каждому по кусочку. Наливалась третья, "общая" чаша. Все вставали и произносили зиммун (молитва троих, т.е. такая, в которой должно было участвовать не менее троих мужчин и которую при этом условии произносили в конце всякой трапезы). Глава семьи или старший из сотрапезников говорил: „Благословим Бога нашего“.
Сотрапезники отвечали: „Благословен Господь Бог наш, Бог Израиля, Бог Саваоф, Восседающий среди херувимов, за пищу, которую мы приняли“.
Глава: „Благословим Того, Чью благодать мы вкушали“.
Сотрапезники: „Благословен Ты, Чью благодать мы вкушали и Чьей благостью мы живем“.
Глава: „Благословен Ты, Господи Боже наш, Царь вселенной, питающий весь мир по благости Своей“.
Сотрапезники: „Он дает пищу всякой плоти, ибо вовек милость Его“.
Глава: „По великой благости Его не было никогда у нас недостатка в пище“.
Сотрапезники: „Да не будет у нас недостатка и впредь ради Его великого имени“.
Глава: „Он питает всех, заботится о всех, благотворит всем и уготовляет пищу для всех тварей, Им созданных“.
Сотрапезники: „Благословен Ты, Господи, питающий всех“.

Следовало второе благодарение, которое читал старший: «Благодарим Тебя, Господи Боже наш, что Ты дал предкам нашим землю вожделенную, хорошую и пространную и что вывел нас из земли Египетской и освободил нас из дома рабства. Благодарим за Твой завет, запечатленный на теле нашем (обрезание), за Твою тору, которую преподал нам, за Твои законы, которые сообщил нам, за жизнь и благоволение, которые даровал нам, за пищу, которой Ты заботливо питаешь нас постоянно, ежедневно, во всякое время и всякий час. За все это, Господи Боже наш, мы благодарим и славословим Тебя (да благословится имя Твое устами всего живого постоянно, во веки веков!) согласно написанному: „И когда будешь есть и насыщаться, тогда благословляй Господа, Бога твоего, за добрую землю, которую Он дал тебе“ (Втор. 8:10). Благословен Ты, Господи Боже наш, за землю и за пищу».

Затем следовало третье благодарение: «Умилосердись, Господи Боже наш, над Израилем, народом Твоим, над Иерусалимом, городом Твоим; над Сионом, жилищем славы Твоей, над царством дома Давида, помазанника Твоего, и над храмом великим и священным, над которым наречено имя Твое. Боже наш, Отче наш! Паси нас, питай нас, заботься о нас и облегчи нас, Господи Боже наш, в скорости от всех бедствий наших. О! Не доведи нас до людской милостыни или людского одолжения, но дай нам прибегнуть к Твоей полной, отверстой, святой и щедрой руке, да не постыдимся и не посрамимся вовеки. Устрой Иерусалим, град священный, в скорости в дни наши. Благословен Ты, Господи Боже наш, устрояющий Иерусалим».
Все присутствовавшие отвечали: „Аминь!“.

Моление о восстановлении Иерусалима, по-видимому, было дополнено после разрушения Иерусалима императором Титом (70 год) или же императором Адрианом (135 год). Но без этого добавления зиммун с тремя благодарениями, быть может, в несколько ином текстуальном изложении существовал и во время Иисуса Христа. Косвенным доказательством этому может служить то, что Талмуд упоминает в числе раввинов, дававших указания относительно чтений этих благодарений, современника Иисуса Христа и учителя апостола Павла Гамалиила (Деян. 5:34, 22:3).

По совершении зиммуна испивалась общая чаша и пели вторую половину халлела (псалмы 114–118). При желании предлагалась еще чаша и даже две. С последней чашей пели великий халлел (135-й псалом)».


На фото: «Тайная вечеря» (1879 – 1887) по оригиналу С.А. Живаго — мозаика над Царскими вратами главного иконостаса.  Исаакиевский собор. Санкт-Петербург


Возврат к списку

 

Покровский храм
Деятельность
Мастерские
Инфоториум
Новости
Контакты